Ушел учитель… (колонка главного редактора)

0
8

Сложный, неуживчивый, конфликтный… Он мог так оскорбить человека – устно или письменно, — что тот даже не понимал, задели его или похвалили. Порой он был невозможным, упертым, не хотел смотреть правде в лицо. И все равно его любили. Любили за широту души, за многочисленные таланты – я его всегда сравнивал с ренессансным деятелем Бенвенуто Челлини, который был скульптором, ювелиром, живописцем, воином и музыкантом; — за тончайшее чувство юмора, за доброту, которую он, пускай и скупо, но проявлял, за смелые идеи. Он был душой всех своих компаний, настоящим творческим мотором, человеком, тянувшим все и всех.

«Телевидение, молодой человек, это особая сфера духовной жизни человечества», — заявил он мне, юному студенту, который пришел устраиваться на телеканал. Я, признаться, опешил: несколькими месяцами ранее в другом месте, в популярной тогда радиослужбе новостей, мне сказали, что эта работа прежде всего бизнес и главное – рейтинги и деньги. А он был другим.

Валерий Барановский — один из самых противоречивых и, на мой взгляд, недооцененных журналистов Одессы. Ярчайший представитель старой школы, для которой то, КАК написано, значило не меньше (а порой и больше) содержания материала. Мастер слова, любитель длиннющих предложений на абзац, а то и страницу. Он с легкостью жонглировал метафорами, гиперболами и прочими тропами. Его книги – «Маленькие рассказы», «Смешная неотвязность жизни», «Куда глаза глядят» и другие – это, поверьте, явление в одесской литературе. Когда-нибудь, я уверен, их признают классикой. Как и документальные фильмы Барановского. Самые пронзительные, на мой взгляд, — «Пережившие Шоа» и «Голод», посвященные двум актам геноцида, затронувшим наш регион. Посмотрите их обязательно.

Как и все мы, он совершал ошибки, иногда непростительные. Порой он вел доверившихся ему людей не туда. Многих в этом городе он серьезно обидел, причем далеко не всех заслуженно. Но он был цельным, если вы понимаете, о чем я. Цельным и гордым человеком, со сложным характером, который упрямо делал то, что считал должным.

В коллективах, которыми он руководил, создавалась практически домашняя, семейная атмосфера. Даже в периоды безденежья его покидали единицы. А какой он делал плов!

Мне он казался вечным. Непоколебимым, как скала. Ему всегда можно было отправить очередной текст и получить предельно объективную оценку: «Ну, неплохо написал, но надо редактировать». Эти строки, Валерий Николаевич, я показать вам уже не смогу…

Автор – Олег Константинов, главный редактор «Думской»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here