Офисный новояз. Корпоративный мир Украины переходит на новый сленг

0
3

Офисный новояз. Корпоративный мир Украины переходит на новый сленг 10 ноября, 09:28 Цей матеріал також доступний українською

Александр Медведев / НВ

Екатерина Корченко из МХП — сторонник чистоты речи

Александр Медведев / НВ

Автор: Ирина Крикуненко

Украинские офисные работники заговорили на новом модном языке, используя большое количество неологизмов английского происхождения, пишет журнал НВ.

«Я использую такие слова, как бенчмарк, ачивка, спич, форвардинг информейшн и конф кол, правда, их понимают не все, — признается НВ директор по корпоративным коммуникациям Новой почты Яна Нестерчук. — Хотя мне кажется, что таймлайн, таймплан, скоуп оф ворк, адженда, q&a, релиз, промо, воркфлоу, инсайт или аттач стали уже естественными».

Нестерчук пришла в украинскую компанию из международной и своей деловой лексикой обязана бывшим англоязычным коллегам. Теперь вслед за ней трендовые словечки использует уже и новая команда. «У них даже шутка есть: мол, когда я говорю — нужно открывать словарик», — улыбается Нестерчук.

Подобная манера изъясняться характерна сугубо для корпоративного мира

Тот факт, что украинский корпоративный мир переходит на новый офисный сленг, констатируют представители самых разных сфер — одни с надеждой, другие с раздражением. Все дело в глобализации экономики, порожденной мессенджерами свободе коммуникации, а также бизнес-тренингах и специализированной литературе. «Дедлайны» и «тайминги» всерьез и надолго вошли в деловую переписку украинских компаний, вытеснив старозаветные «крайние сроки» и «расписание».

Подобная манера изъясняться характерна сугубо для корпоративного мира, подмечают HR-специалисты. «Иностранные компании приносят это вместе со своей корпоративной культурой», — говорит эксперт портала robota.ua Татьяна Пашкина. И чаще всего этим грешат рекламные, маркетинговые и IT-компании. Но есть люди, которые хотят, чтобы их причисляли к крупным корпорациям или креативным индустриям, и именно поэтому употребляют такие словечки, продолжает Пашкина. «Это чтобы добавить себе веса», — улыбается она.

Лингвисты в свою очередь прогнозируют, что такая речь в скором времени прочно укоренится среди офисных работников, вытеснив привычные речевые обороты. Более того, слова-пришельцы уже практически сформировали отдельный язык, понятный только белым воротничкам. «Люди хотят нового, меткого и тонкого», — уточняет Виктория Коломийцева, доцент кафедры украинского языка и прикладной лингвистики Института филологии КНУ им. Тараса Шевченко.

Трудности перевода

«Аппрувить», «бекапить» и «факапить» — смешные для тех, кто не в теме, словечки пришли в мир бизнеса из сферы IT. Принято считать, что именно с работников сферы новых технологий началась экспансия зарубежного сленга в украинских офисах. Ведь программисты и девелоперы часто работают над продуктом в смешанных рабочих командах и потому англоязычный технический сленг вошел в их ежедневный обиход давно.

Программист Константин Кладько рассказывает, что в его сфере на собеседовании проверяют компетентность кандидата на вакансию, разговаривая с ним на профессиональном сленге / Фото: Александр Медведев / НВ

«Допустим, это происходит, когда программист общается с заказчиками на английском, а затем рассказывает о задаче тестировщику», — объясняет технологию лексических заимствований Пашкина. Так с легкой руки IT-компаний «ошибка» стала «багом», ее «исправление» — «фиксом», а «возможность нового продукта» — «фичей».

«На собеседовании с кандидатом говорят на айтишном языке, — делится секретами профессии Константин Кладько, программист с 15‑летним стажем. — Если он не поймет, о чем речь, то может быть изгнан с интервью». Сейчас Кладько работает в Нью-Йорке, и там, по его словам, даже обычный офисный планктон старается подражать айтишникам, вставляя их сленговые слова в свою речь.

Тем временем украинский корпоративный мир порой консервативно воспринимает элементы лингвистической революции. К примеру, Екатерина Корченко, руководитель отдела внешних и внутренних коммуникаций агрокомпании Мироновский хлебопродукт (МХП), рассказывает, как недавно собственник одного технологичного бизнеса едва не лишился контракта с ее компанией, и все из‑за того, что переусердствовал во время презентации с «питчами» и «аттачами».

«Решение было и так для нашего понимания достаточно сложным, — вспоминает Корченко. — Нам пришлось попросить менеджера приехать и объяснить все еще раз». Хоть эта история и закончилась сделкой, Корченко до сих пор считает собственника обычным позером. Сама она консервативна в деловом общении и редко использует заимствованные слова. «Разве что пишу „ок“ для быстрого утверждения материалов», — признается Корченко.

«Бекап» и «кейс» — те случаи, когда слова-пришельцы оказываются более кратким и емким вариантом

Случается, что заимствованные слова бывают просто незаменимы, уверены ее оппоненты. Прежде всего когда речь заходит о новых креативных индустриях, ведь аналогов некоторым терминам в русском и украинском языках нет.

В подтверждение Нестерчук из Новой почты приводит в пример процесс подготовки мероприятия, где, как ни крути, а без «адженды» не обойтись. «Программа» — это не всегда то же самое, в «адженде» прописано все: речь, тезисы, презентация", — разводит руками она, признаваясь, что плохо представляет деловые переговоры без «спича», «локации» и «велкам кофе».

То же касается и «таймлайна» — перечня проектов и времени их запуска. «Как иначе это назвать? График? Но это не совсем график», — сетует Нестерчук. А вот «бекап» и «кейс» — это те случаи, когда слова-пришельцы оказываются более кратким и емким вариантом.

Откуда они прилетели

Макаронизмы — так лингвисты окрестили слова-гибриды, которые часто употребляют в родной речи. «Каждому хочется быть модным и особенным, — рассуждает Коломийцева. — А молодежь хочет свободы и речевого куража».

Хотя случается, что за обильным использованием иностранных слов скрывается непрофессионализм: при помощи непонятных слов англоязычного происхождения легко ввести собеседника в заблуждение.

Много и часто офисным сленгом пользуются сотрудники креативных рекламных агентств, делает вывод из собственной практики Ольга Калиновская из ПроКредит Банка / Фото: Ольга Калиновская

А рекрутеры называют макаронизмы попыткой подчеркнуть свою принадлежность к определенной сфере: мол, я в теме и такой же компетентный.

«Достаточно часто такую лексику используют ребята, которые приходят из креативных агентств. У них это считается хорошим тоном, наверное», — предполагает Ольга Калиновская, руководитель департамента маркетинга и коммуникаций ПроКредит Банка. Еще одна причина появления гибридного офисного языка — ограниченное количество современных бизнес-книг, переведенных на украинский или русский языки. «Люди берут термин, которым они уже научились пользоваться, у того же Ицхака Адизеса или Саймона Синека [бизнес-тренеры, авторы книг] и, добавляя глагол с окончанием „ять“, употребляют», — поясняет Пашкина.

Сегодня офисный сленг действительно часто и много используют спикеры на бизнес-тренингах, семинарах и форумах. Эксперты уверены: таким образом внушительная сумма за входной билет может показаться более оправданной.

«Диджитализация» — слово продающее, и бизнес этим пользуется", — разводит руками Корченко. К тому же сейчас в тренде англоязычное бизнес-образование, а потому выпускники МВА и других программ поставляют новые термины, а на них равняются коллеги.

Большое количество новых слов, появившихся в последнее время, лингвисты считают духом времени и процессом закономерным. «Украинский язык легко преобразовывает слова и строит новые. Так было задолго до этой моды», — успокаивает Коломийцева и вспоминает, как классик украинской литературы Иван Франко в конце XIX столетия употреблял такие слова, как градюант (выпускник, от английского — graduate), и тогда это звучало по‑новаторски.

«Если у языка есть мощный потенциал, он даст свое оформление заимствованному слову, и оно зазвучит корректно», — говорит эксперт.

И это происходит довольно быстро: так, новомодное в 1960‑х словечко «ТВ» с тех пор давно утратило свой статус неологизма. По мнению Коломийцевой, то же в скором времени может произойти с «таймингами» и «дедлайнами», либо же их вытеснят более привычные для нашего уха аналоги.

Последний вариант вполне устроит Корченко. «Мне не хочется забывать родной язык и чтобы моя речь пестрела заимствованными словами», — признается она.

Читайте этот материал в свежем номере журнала НВ — № 41 от 7 ноября 2019 года

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here