«Окей, какие еще предложения?» Известные украинцы — о протестах против формулы Штайнмайера

0
6

«Окей, какие еще предложения?» Известные украинцы — о протестах против формулы Штайнмайера 12 октября, 09:30 Цей матеріал також доступний українською

REUTERS/Valentyn Ogirenko

Нет капитуляции! — акция протеста в Киеве, 6 октября

REUTERS/Valentyn Ogirenko

Журнал НВ спросил известных соотечественников, что они думают об акции Нет капитуляции! против политики власти по реинтеграции оккупированного Донбасса — и какой должна быть такая политика.

Всеволод Кожемяко, генеральный директор группы компаний Агротрейд:

Позитивно отношусь к протестным акциям в стране, потому что это, во‑первых, признак свободы общества. А во‑вторых, реакция части общества на определенные события. Я на самой акции не был, но в соцсетях видел, кто там был. Были в основном приличные, самостоятельные, идейные люди. И если убрать крайности, например, что одни политики решили это использовать в своих интересах, как это сделал Петр Порошенко, появившись там, либо очернить акцию, как это сделал глава Офиса президента [Андрей Богдан], заявивший, что все это проплачено, то в целом все было нормально.

С другой стороны, президенту такие акции показывают, что об этом думает активная часть общества. А также демонстрируют западным лидерам, что мы не дадим в обиду своего президента и не согласны с той участью, которую они ему уготовили.

Реинтеграция Донбасса должна произойти, но не на любых условиях. Ключевой момент сейчас — контроль над границей.

Влад Троицкий, театральный режиссер, основатель фестиваля ГогольFest:

Нет капитуляции? Ну окей. Но те люди, которые так говорят, какое у них предложение? Рассказывать, что нужно давить на Запад, чтобы он усиливал санкции? И как давить? Запад устал от Украины. Это ясно. И если мы не предложим кукую‑то другую историю, надеяться на то, что будет усиление санкций просто так или не будет их отмены, очень наивно.

Читайте также:
«Слуга, выходи, народ пришел». Акция протеста против формулы Штайнмайера в 10 фото

Те, кто говорит: давайте делать военную операцию, — просто безумцы, потому что польется кровища, РФ снова введет полноценные войска. Начнется масштабная война с тысячами погибших.

Относительно формулы Штайнмайера. Он экс-министр иностранных дел Германии, получается, что это позиция Запада. И формула появилась во время каденции Петра Порошенко, поэтому, когда сейчас Порошенко выходит на акцию протеста против нее — это достаточно цинично.

Опять же до сих пор не было внятной политики: что делать с людьми, живущими в серой и черной зоне. На них рассказы про вышиванки и язык не действуют. Более того, вызывают агрессию. И другого предложения за эти годы не было. Поэтому важно всячески им показывать, что в Украине идет настоящая крутая жизнь, есть понятие свободы, жизнь лучше и, главное, есть перспектива. Если это все реализовать, можете считать, что война выиграна.

Леонид Остальцев, владелец VeteranoPizza, основатель VeteranoGroup:

Я поддерживаю акцию Нет капитуляции!, потому что это право на свободу слова и право иметь свою позицию. Это формат гражданского протеста. И до тех пор, пока он в стране есть, все у нас будет хорошо.

Читайте также:
Формула с неизвестными. Каких ответов о плане Штайнмайера Украина ждет от Зеленского

Относительно реинтеграции Донбасса. Простых решений тут нет. Но если власть устраивает историю с согласованием формулы Штайнмайера, в которой сама слабо разбирается, то нужно понимать возможные последствия таких решений. При этом нужно считаться с теми, кто был на войне, и их немало. И если кто‑то думает, что можно реинтегрировать [временно оккупированый] Донбасс, предоставив ему что‑либо особое, это автоматически означает легитимацию вооруженного протеста.

Что касается истории «мир любой ценой». Мир не может быть любой ценой, за него всегда нужно платить. Но о каком мире может идти речь, если у нас 14 тыс. погибших? Только победа!

В идеальной картине моего мира реинтеграция Донбасса должна происходить так. Россия полностью передает контроль над границей Украине, на временно оккупированные территории заходит украинская армия и пограничники, после этого все боевики сдаются. Происходит полная интеграция Донбасса в украинское законодательство, возврат флагов на свои места. После чего начинаются суды. Должна быть ответственность: если убивал — сиди, не убивал — сиди немножко меньше. Должна быть компенсация со стороны РФ. И, конечно же, на Донбассе должны пройти демократические выборы. Но учитывая аннексию Крыма, я бы вообще запретил [в Украине] пророссийские партии.

Энрике Менендес, глава аналитического центра Донбасский институт региональной политики:

Я не поддерживаю акцию протеста против капитуляции, потому что не вижу самого факта сдачи интересов. Есть дипломатический процесс, который активизировался с приходом Владимира Зеленского к власти. Конфликт на Донбассе может быть решен только путем переговоров и компромиссов. Считаю, что мы сможем совместно найти свою формулу мира, которая будет выгодна Украине. А войну до победного конца и неприятие любых мирных инициатив пытаются навязать обществу политики, которые проиграли выборы.

С другой стороны, ошибка Офиса президента в плохой коммуникации мирного процесса. Общество имеет право знать ответы на свои вопросы и быть вовлеченным в дискуссию. Реинтеграции Донбасса быть. Она не будет простой, быстрой и комфортной абсолютно для всех. Но она неизбежна. И это хорошо.

Иосиф Зисельс, глава Ассоциации еврейских организаций и общин Украины:

Я выступал на Майдане на вече. Естественно, поддерживаю. Потому что руководство страны у нас политически неопытное и некомпетентное, там все новые люди. Поэтому возникла необходимость корректировать шаги, которые она предпринимает, как она думает, для достижения мира. На самом деле многие люди так не считают. Потому что формула Штайнмайера смещает акценты с вопросов безопасности на вопросы выборов на Донбассе. Пока еще необратимых шагов не сделано, и об этом гражданское общество предупредило власть. Потому что вернуть все назад будет невозможно.

Читайте также:
Куда нас приведет формула Штайнмайера? НВ оценил все риски и возможности для Украины

А то, что глава Офиса президента Андрей Богдан заявил: мол, люди вышли за деньги, — я бы предложил Богдану организовать хоть один Майдан за деньги. Мы за эти годы видели много попыток сделать что‑то подобное — и Михаил Саакашвили, и Юлия Тимошенко, и тарифный Майдан. Но попробуйте за деньги одновременно вывести 10 тыс. человек, да еще и в нескольких городах. Когда власть ошибается в вопросах безопасности или в вопросах поворота к русскому миру, тогда возникает Майдан.

Игорь Абрамович, артдилер:

Я недавно вернулся из Бельгии и Великобритании, там мне многие говорили, что украинцы живая нация: если у нас что‑то происходит, мы выходим и говорим об этом. Мне нравится, что люди переживают за свою страну, рефлексируют. Какие будут последствия, я не могу сказать. Мне кажется, что должно быть всенародное обсуждение. Или хотя бы нужно было показать, что в этих документах. Я за страну, которая должна быть сильной в мире.

Но больше всего мне жаль времени. Прошло пять лет, а мы все тянули. И дотянули до худшего. Там люди в злобе, постоянно бахкает. И одной волей президента этого всего не решишь. И мы не занимаемся информацией, нужна украинская пропаганда [на оккупированных территориях] — почему там этого нет и не было? Пять лет нужно было этим заниматься, посылать людям сигналы. Потому что Россия не дремлет. Мы проигрываем информационную войну — это важно.

Олег Покальчук, социальный психолог:

Реинтеграция Донбасса, оторванная от темы Крыма, — это достаточно предательская формулировка сама по себе. Возвращение украинских оккупированных земель вне того, каким образом они были захвачены, должно быть безальтернативной государственной стратегией.

Читайте этот материал в свежем номере журнала НВ — № 37 от 10 октября 2019 года

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here