Угроза РФ и Китая. Анализ отчета о стратегическом положении США

0
49

Военный Фокус Угроза РФ и Китая. Анализ отчета о стратегическом положении США

вооружение сша
Фото: US Air Force | В докладе одобрено существенное увеличение обычных и ядерных сил США в контексте растущего потенциала России и Китая в период с 2027 по 2035 год

Новый отчет о стратегическом положении США похож на сводки времен Холодной войны. В документе подчеркивается необходимость масштабного наращивания военной мощи США для сдерживания Вооруженных сил РФ и Китая.

Related video

В середине октября 2023 года 12 членов Комиссии Конгресса США по стратегическому положению Соединенных Штатов представили непартийную, основанную на консенсусе подборку из 81 рекомендации, учитывающую угрозы и ориентированную на будущее. В состав группы входили как демократы, так и республиканцы — весьма известные политики, законодатели и аналитики с большим опытом в вопросах, связанных с ядерным оружием. Тем удивительнее, что в докладе было одобрено существенное увеличение обычных и ядерных сил США в контексте растущего потенциала России и Китая в период с 2027 по 2035 год.

Фокус перевел статью Эла Маурони о стратегическом положении США в мире.

В докладе отмечается:

"Дальнейшее увеличение количества и мощности нашего ядерного оружия необходимо для обеспечения эффективности ответного удара США, но само по себе не изменит основной логики вышеизложенных положений. Необходимо также значительно увеличить общую воздушную, наземную и морскую мощь, расширить программы ПВО и гражданской обороны, чтобы обеспечить адекватную гарантию, что Соединенные Штаты смогут пережить внезапную ядерную атаку такой силы, которую, по оценкам, Россия и Китай будут способны нанести к 2035 году, и при этом позволить Западу двигаться дальше к достижению своих целей. Более того, такое наращивание могло бы уберечь и усилить наши силы ядерного сдерживания и, таким образом, отложить на некоторое время дату, когда Россия или Китай смогут посчитать, что внезапный удар будет выгоден. Это даст дополнительное время для того, чтобы последствия нашей политики привели к изменению баланса в соперничестве сверхдержав".

Fullscreen
Американская ядерная бомба B-61 Фото: скриншот

Справедливости ради следует отметить, что члены комиссии не делали этого заявления. Приведенная выше цитата содержится в Меморандуме Совета национальной безопасности 68 (СНБ-68), созданном в 1950 году группой под руководством Пола Нитце. Несколько ключевых слов было изменено для эффекта ("СССР" на "Россия", "свободный мир" на "Запад" и "Соединенные Штаты"). Президент Гарри Трумэн руководил оцениванием целей национальной безопасности США после взрыва атомной бомбы Советским Союзом в 1949 году и экономических потрясений в Японии и Европе. Нитце, будучи директором по планированию политики в Государственном департаменте, подчеркивал необходимость масштабного наращивания военной мощи США для сдерживания Советского Союза, который, по его мнению, стремился к мировому господству. Значение его доклада до сих пор горячо обсуждается — насколько точно он сформулировал угрозу и подчеркивал стратегия военного сдерживания, а не дипломатические меры, которые предпочитал Джордж Кеннан — автор телеграммы Госдепартамента, определившей политику сдерживания США.

Тем не менее, тон доклада о стратегическом положении на 2023 год и СНБ-68 удивительно схож — они оба предупреждают о потенциальной неспособности американских вооруженных сил противостоять амбициям государства или государств, обладающих ядерным оружием, и советуют значительно увеличить как обычные, так и ядерные силы в качестве средства решения проблемы. Оба доклада не включают оценку стоимости своих рекомендаций, оставив эту задачу на усмотрение других. Это не значит, что комиссия 2023 года в своем обзоре придерживалась менталитета времен холодной войны. Однако все же удивительно, что бывшие члены трех последних демократических администраций пришли к консенсусу со своими коллегами-ястребами, учитывая, как администрации Клинтона, Обамы и Байдена разрабатывали политику ядерного сдерживания и контроля над вооружениями.

Конгресс создал комиссию 2023 года для пересмотра текущей стратегической позиции страны, отчасти из-за несогласия с некоторыми аспектами "Обзора ядерной политики", подготовленного администрацией Байдена. Конгресс хотел увидеть в обзоре и ряд других вопросов, таких как роль обычных вооружений и противоракетной обороны в контексте стратегической стабильности, но в данном докладе основное внимание было уделено программе ядерных вооружений США и связанной с ней инфраструктуре. Комиссия получила множество материалов от правительственных чиновников, оборонных ведомств, служб и командований армии, аналитических центров и представителей иностранных правительств, прежде чем выдвинуть предложение о неограниченном военном росте. СНБ-68 создал для американских политиков определенную парадигму мышления во время холодной войны. По аналогии, существует опасность, что доклад нынешней комиссии попытается подтолкнуть сегодняшних политиков к слишком агрессивному подходу в отношениях с Китаем и Россией. "Противостояние сверхдержав" не должно решаться исключительно путем военного сдерживания. Учитывая потенциальные финансовые и политические последствия выводов доклада, стоит рассмотреть, как в нем оценивается текущая угроза Соединенным Штатам и почему в нем рекомендуется увеличить как ядерные, так и обычные вооружения.

Fullscreen
Учитывая потенциальные финансовые и политические последствия выводов доклада, стоит рассмотреть, как в нем оценивается текущая угроза Соединенным Штатам и почему в нем рекомендуется увеличить как ядерные, так и обычные вооружения Фото: Википедия

Оценка угрозы

Комиссия начинает с грозного заявления о растущей угрозе военной мощи России и Китая и намерениях их правительств нарушить и свергнуть возглавляемый американцами международный порядок. В частности, "перспектива региональной агрессии противников, обладающих ядерным оружием, против Соединенных Штатов, их союзников и партнеров в настоящее время угрожает жизненно важным интересам и стратегической стабильности США". Само по себе это заявление не является новостью. Стратегия национальной безопасности администрации Трампа изобилует заявлениями о растущих возможностях и намерениях Китая и России бросить вызов Соединенным Штатам, не говоря уже о докладе "Обзор ядерной политики". Стратегия национальной безопасности администрации Байдена также повторяет этот тезис, часто называя Китай "набирающей силу угрозой", а Россию — "возобновленной" или "острой угрозой".

Никто не сомневается, что Россия и Китай — государства, обладающие ядерным оружием и значительными конвенциональными силами, которые могут проецировать свою мощь против интересов безопасности США, включающих в себя территорию самой страны, союзников и партнеров. К счастью, правительство США располагает прочной структурой национальной безопасности, которая постоянно оценивает этих противников и корректирует свои планы и стратегии для поддержания безопасности США. Существует множество исследований и аналитических материалов, в которых обсуждаются способы сдерживания китайской и российской агрессии в таких областях, как обычные войны, конфликты в "серой зоне", кибероперации, космические и ядерные операции. Комиссия подчеркнула, что проблема заключается не только в усилиях России по ядерной модернизации или потенциальном росте ядерного арсенала Китая, но и в возможной одновременной или оппортунистической агрессии обоих государств с целью заставить США не вмешиваться в их дела, противостоять военной мощи США в других регионах мира или атаковать американскую территорию с помощью обычного или ядерного оружия.

Fullscreen
Комиссия настаивает, что американские вооруженные силы должны вернуться к стратегии готовности вести два одновременных конфликта вместо одной большой войны Фото: USAF

Особенно любопытно, что комиссия настаивает, что американские вооруженные силы должны вернуться к стратегии готовности вести два одновременных конфликта вместо одной большой войны. Комиссия считает, что неспособность одновременно противостоять китайской и российской региональной агрессии "может иметь обратный эффект, делая такую агрессию более вероятной". Стратегия одновременного ведения боевых действий на двух крупных театрах была отличительной чертой администрации Клинтона. Администрация Джорджа Буша-младшего изменила эту стратегию, перейдя к ведению почти одновременных боевых действий в двух крупных региональных конфликтах и одержав решительную победу в одном из них. При обеих администрациях эти конфликты предполагались в Персидском заливе и на Корейском полуострове, а не против равного противника. Далеко не очевидно, что американские вооруженные силы когда-либо смогут одновременно воевать с двумя меньшими государствами, учитывая высокую потребность в стратегических транспортных средствах, системах ПВО, самолетах пятого поколения, медицинских и логистических подразделениях и низкую плотность их размещения, не говоря уже об ограничении общей численности вооруженных сил. Американские вооруженные силы столкнулись с серьезными проблемами при одновременном ведении боевых действий в Ираке и Афганистане — одновременная война с почти равным соперником и меньшим государством была бы серьезным испытанием для американских военных возможностей. Ведение боевых действий на двух театрах всегда было политическим заявлением и средством определения размера сил, а не реалистичным ожиданием военного потенциала США после окончания холодной войны. Увеличение размера сил для одновременного противостояния двум почти равным соперникам является беспрецедентным и игнорирует причины того, почему Китай модернизирует свои ядерные силы.

СНБ-68 также преувеличивал возможности противника, утверждая, что Советский Союз обладает гораздо большими вооруженными силами, чем ему необходимо для защиты своей территории. Он считал, что цели СССР заключаются в возможности одновременного нападения на Британские острова, вторжения на Пиренейский и Скандинавский полуострова, действий на Ближнем Востоке, проведения воздушных и морских операций против США и отвлекающих атак в других регионах. В то же время в докладе приводились оценки разведки, согласно которым Советский Союз в течение четырех лет будет располагать 200 атомными бомбами, половина из которых может быть доставлена в Соединенные Штаты, чтобы нанести им серьезный ущерб. По мнению авторов СНБ-68, единственным вариантом эффективного противостояния угрозе, связанной с превосходством в численности, была капитуляция перед советскими требованиями. Аналогичным образом, комиссия 2023 года утверждает, что есть только два варианта — сдерживать китайский и/или российский конфликт с США, который может перерасти в крупномасштабную ядерную войну, или вести крупномасштабную ядерную войну. Оба доклада намеренно игнорируют стратегические альтернативы конфликту великих держав.

Рост ядерных сил

7 ноября Маделин Кридон, одна из сопредседателей комиссии, заявила, что члены комиссии не рекомендуют значительно увеличивать ядерные силы США, но считают, что они должны стать более гибкими. Она добавила, что в докладе "сделан большой акцент на увеличении потенциала конвенциональных вооружений". Роуз Готтемюллер поддержала это мнение, заявив, что доклад не является призывом к увеличению количества ядерного оружия, а, скорее, "предложением продолжать фокусироваться на состоянии наших обычных сил". После первой публикации доклада Готтемюллер подчеркнула, что речь в нем идет не о ядерных боевых действиях, а о наращивании конвенционального потенциала США, чтобы американскому правительству не пришлось полагаться на ядерное оружие для сдерживания или противодействия агрессии со стороны Китая или России. Но не стоит заблуждаться, что основное внимание в докладе уделено ядерным силам: даже обсуждение неядерных военных возможностей и снижения рисков проходило в терминах ядерного сдерживания.

Авторы комиссии считают, что нынешняя рекордная ядерная программа, включающая модернизацию всех элементов стратегической триады, необходима, но ее нужно дополнить, чтобы ядерные стратегии США оставались эффективными в борьбе с "угрозой двух равных противников". Это утверждение может быть верным, но, учитывая крайнюю чувствительность, с которой Конгресс относится к программе ядерной модернизации, стремление к ограничению контроля над вооружениями и медленное продвижение программы оборонных закупок, доказать необходимость увеличения количества ядерных вооружений может быть непросто. Комиссия заявила, что ее рекомендации не требуют увеличения количества ядерных вооружений, если пополнение будет происходить за счет активной зоны ядерного запаса, в которой хранятся боеголовки, не развернутые в оперативном режиме. Это заявление вводит в заблуждение, поскольку количество боеголовок, находящихся в боевом дежурстве, несомненно, увеличится сверх установленных договором СНО-III пределов, и это беспокоит критиков, которые считают, что такие действия будут дестабилизировать глобальную безопасность.

Fullscreen
Стратегический бомбардировщик B-1B Lancer может нести ядерное оружие Фото: U.S. Air Force

Интересно, что комиссия рекомендует сохранить нынешнюю ядерную политику, увеличив при этом количество оружия и систем доставки. Федерация американских ученых выступила с критикой рекомендованных комиссией изменений в структуре ядерных сил США, и у нее есть несколько здравых мыслей в отношении этих действий. Если кратко резюмировать, то комиссия рекомендует: установить несколько боеголовок на будущую межконтинентальную баллистическую ракету Sentinel (нынешние ракеты имеют одну боеголовку); производить больше бомбардировщиков B-21, танкеров и крылатых ракет воздушного базирования; строить больше подводных лодок с баллистическими ракетами класса Columbia и ракет Trident. Комиссия не дает никаких рекомендаций по количеству. Что еще более удивительно, так это рекомендации по разработке мобильных пусковых установок ядерных ракет, рассмотрению возможности базирования ядерного оружия США в Индо-Тихоокеанском регионе и разработке новых вариантов ядерного оружия для противодействия применению тактического ядерного оружия Китаем или Россией. Этот доклад напрямую противоречит стремлению администрации Байдена снизить роль ядерного оружия, сохраняя при этом приверженность безопасным, надежным и эффективным силам ядерного сдерживания.

СНБ-68 также сосредоточился на модернизации ядерного оружия, в частности, на решении о разработке американской термоядерной бомбы и необходимости увеличения количества бомб. Авторы доклада назвали ядерный запас США на тот момент "достаточным… для нанесения серьезного удара по военному потенциалу СССР", но не достаточным для того, чтобы удержать Советский Союз от нападения на Европу или Соединенные Штаты. Группа экспертов подсчитала, что для наращивания американских вооруженных сил потребуется около 40 миллиардов долларов, что значительно превышает оборонный бюджет Трумэна в 13 миллиардов долларов, но решила, что указание этой цифры в отчете отвлечет внимание от его рекомендаций. В 1951-1953 годах правительство США увеличило количество плутониевых реакторов с 5 до 13, а заводов по газовой диффузии урана — с 2 до 12, увеличило запасы атомных бомб с более чем 400 до более чем 1000 единиц и провело испытание первого в мире термоядерного устройства на атолле Эниветок на Маршалловых островах. Аналогичным образом, комиссия 2023 года призывает не просто всесторонне модернизировать американские системы доставки ядерного оружия, но и значительно увеличить численность американских ядерных сил и инфраструктуры исследований и разработок.

Рост конвенциональных вооружений

Авторы СНБ-68 считали, что американские вооруженные силы "обладают самым большим военным потенциалом среди всех стран мира", но в то же время существует "резкое несоответствие между фактической военной мощью и обязательствами США". В результате комиссия рекомендовала увеличить численность вооруженных сил и "накопить запасы усовершенствованного оружия всех типов". К тому же комиссия призвала увеличить численность, тип и структуру обычных вооруженных сил США в целях "предотвращения региональных конфликтов, которые могут перерасти в применение ядерного оружия". Это включает в себя увеличение финансирования программ неядерных высокоточных ударов (гиперзвук), воздушных танкеров-заправщиков, киберзащиты, систем радиоэлектронной борьбы и новых технологий, таких как искусственный интеллект, квантовые вычисления, аналитика больших данных и направленная энергия. Но эти предложения второстепенны по отношению к рекомендации комиссии по национальной противоракетной обороне, которая в докладе названа "интегрированной противовоздушной и противоракетной обороной".

Fullscreen
В то время как ядерный арсенал США необходим для сдерживания стратегической ракетной атаки со стороны государства, обладающего ядерным оружием, ограниченный потенциал противоракетной обороны в лучшем случае остановит несанкционированный или случайный запуск ракеты со стороны России или Китая Фото: US Army

Во взглядах комиссии на противовоздушную и противоракетную оборону нет ничего такого, чего нельзя было бы почерпнуть из отчетов любого консервативного аналитического центра, обсуждающего вопросы национальной безопасности. В то время как ядерный арсенал США необходим для сдерживания стратегической ракетной атаки со стороны государства, обладающего ядерным оружием, ограниченный потенциал противоракетной обороны в лучшем случае остановит несанкционированный или случайный запуск ракеты со стороны России или Китая. Однако в докладе утверждается, что, поскольку противники развивают более совершенный воздушный и ракетный потенциал, возрастает риск того, что они могут угрожать Соединенным Штатам или нанести по ним ограниченный конвенциональный или ядерный удар, чтобы принудить американское руководство в случае будущего кризиса. Для противодействия этому сценарию комиссия рекомендует увеличить финансирование новых датчиков и перехватчиков, повысить уровень исследований и разработок в области архитектуры датчиков, интегрированного командования и управления, а также крылатых и гиперзвуковых противоракет.

В докладе высказано предположение, что Россия или Китай могут нанести удар по американской территории, недостаточный для начала стратегического обмена ударами, но достаточно значительный, чтобы изменить политический курс. Это звучит абсурдно. Вполне понятно, что в связи с ядерными угрозами России до и во время войны с Украиной, а также в связи с недавним изменением ядерной позиции Китая возобновились дискуссии о ядерном принуждении. Однако эти два примера не меняют того основополагающего факта, что ядерный шантаж не работает. Лидер государства, угрожающий ядерной атакой ради политической выгоды, просто не заслуживает доверия: пока у обеих сторон есть ядерное оружие, риск эскалации настолько катастрофичен, что существует естественный предел применения силы. Именно поэтому конвенциональное оружие является лучшим инструментом принуждения. Политическая авантюра с угрозой ограниченного ядерного удара непомерно опасна, и исторически сложилось так, что государства, обладающие ядерным оружием, которые пытались применить этот гамбит в прошлом, потерпели неудачу. Гипотеза комиссии — это соломенное пугало, призванное доказать необходимость расширения национальной противоракетной обороны, выходящей далеко за рамки нынешней программы.

Группа СНБ-68 не так пространно, как комиссия, затрагивала вопрос о противовоздушной обороне, но она согласилась бы с мнением, высказанным в докладе. "Эффективное противодействие этому советскому потенциалу потребует, помимо прочих мер, значительного усиления систем воздушного предупреждения, противовоздушной обороны, а также активного развития и реализации программы гражданской обороны, которая была бы тщательно интегрирована с военными системами обороны". Командование ПВО было восстановлено в январе 1951 года, и ВВС начали концентрировать свои усилия на планах по защите территории от 1200 бомбардировщиков Ту-4, которые СССР должен был создать к середине 1952 года. После того как Советский Союз взорвал свое термоядерное устройство в 1953 году, меры по усилению американской противовоздушной обороны значительно активизировались. Несмотря на текущие расходы на национальную программу ПРО США (174 миллиарда долларов в период с 2002 по 2022 год и еще 176 миллиардов долларов в период с 2020 по 2029 год), комиссия 2023 года призвала увеличить возможности для "защиты критической инфраструктуры, необходимой для проецирования силы и избежания принуждения в свете растущих российских и китайских угроз ядерных и обычных ударов".

Заключение

Комиссия Конгресса США по стратегической позиции Соединенных Штатов составила весьма убедительные и внятные аргумент в пользу того, почему Соединенным Штатам следует наращивать свой ядерный потенциал, особенно в свете продолжающейся ядерной модернизации Китая и России и проблем с разработкой новых соглашений о контроле над вооружениями. В случае принятия ее рекомендации приведут к значительному увеличению количества оперативного ядерного оружия, созданию более мощной национальной системы противоракетной обороны и значительному росту численности действующих вооруженных сил с активной программой исследований и разработок, направленной на создание новых и передовых систем вооружений. Члены комиссии единодушно считают эти результаты необходимыми для сдерживания ядерного конфликта с Китаем и Россией. Но в конечном итоге комиссия потерпит неудачу, потому что потенциальная стоимость ее рекомендаций слишком высока, а Министерство обороны уже глубоко погружено во всеобъемлющую и крайне необходимую программу ядерной модернизации.

Когда комиссия проводила брифинг в сенатском комитете по вооруженным силам, ее аудитория была в основном благосклона, но несколько сенаторов отметили отсутствие какой-либо оценки расходов. Сенатор Роджер Уикер спросил сопредседателей, рассматривала ли комиссия стоимость своих 81 рекомендаций и процесс составления бюджета для их выполнения, учитывая, что государственный долг превышает 33 триллиона долларов. Бывший сенатор Джон Кайл назвал эти усилия "доступной для Соединенных Штатов Америки мерой по предотвращению ядерной войны". Позднее на слушаниях сенатор Элизабет Уоррен попыталась заставить присутствующих согласиться с общим диапазоном в десятки миллиардов долларов (они этого не сделали). Она отметила, что, по оценкам Бюджетного управления Конгресса, текущая программа ядерной модернизации будет стоить 75 миллиардов долларов в год в период с 2023 по 2032 год, и ее не устраивает "карт-бланш" на этот отчет. Кридон ответила, что Министерству обороны необходимо провести анализ, чтобы определить дальнейший путь.

Fullscreen
F-35

В докладе комиссии и ее сопредседателей использовался термин "срочный", чтобы описать необходимость национальной концентрации и действий по улучшению стратегического положения США в период с 2027 по 2035 год. Публикация доклада в октябре 2023 года позволит лицам, принимающим решения в исполнительной и законодательной власти, учесть его рекомендации при разработке бюджета правительства США на 2025 финансовый год. Если не принимать во внимание нежелание Конгресса увеличивать оборонный бюджет более чем на 895 миллиардов долларов в следующем году, Конгрессу также придется рассмотреть проблему финансирования дополнительного военного персонала, необходимого для увеличения обычных и ядерных сил в то время, когда американские вооруженные силы сталкиваются с "самой сложной за последние 50 лет обстановкой с точки зрения набора персонала". У авторов СНБ-68 был корейский конфликт, чтобы убедить президента изменить свою оборонную стратегию — у комиссии нет аналогичного катализатора для рекомендаций в стиле "назад в будущее".

Как меморандум СНБ-68, так и отчет комиссии призывают к интеграции дипломатических и экономических инструментов власти в дополнение к интеграции усилий союзников и партнеров. Но следует подчеркнуть, что в докладе комиссии речь шла о ядерном оружии (упоминается 153 раза), а не о конвенциональных силах (упоминаются 53 раза). Генерал Джон Хайтен — один из членов комиссии и бывший командующий Стратегическим командованием США — известен тем, что считает, что стратегическое сдерживание — это не только ядерный потенциал, а скорее "совокупность всех факторов, которые обеспечивают наш общий стратегический потенциал и нашу способность стратегически сдерживать наших противников". В данном отчете эта точка зрения не нашла отражения ни в одном из 186 упоминаний о сдерживании.

Ядерные силы США действительно нуждаются в модернизации своих систем доставки и боеголовок. Пожалуй, нет другой оборонной программы, замену которой откладывали бы на десятилетия, как в случае с американскими межконтинентальными баллистическими ракетами, стратегическими бомбардировщиками и подводными лодками с баллистическими ракетами. Для любой современной дискуссии о ядерном потенциале США трудно было бы найти более квалифицированных кандидатов, чем эти 12 членов комиссии. Но если учесть, что аргументы в пользу увеличения ядерных сил основаны на соломенном аргументе о том, что Россия и Китай объединятся, чтобы уничтожить Соединенные Штаты, а также отсутствие плана реализации и сметы расходов, этот доклад может оказать меньшее влияние на направление планирования национальной безопасности США, чем предполагали его авторы.

Об авторе

Эл Маурони — директор Центра исследований стратегического сдерживания ВВС США и автор книги BIOCRISIS: Defining Biological Threats in U.S. Policy. Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают официальную политику или позицию ВВС США, Министерства обороны или правительства США.